Жигжит Баясхаланов: «Моими первыми работами были медные колечки»

master_3_na_sajt

Жигжит Баясхаланов уже более восьми лет проживает в северной столице России и успешно трудится на ювелирно-оружейном поприще. На прошедшем фестивале «Алтаргана» молодой умелец, представлявший Агинский район, стал обладателем высшей награды – его безумно красивые и дорогостоящие ножи с лезвиями из дамасской стали были удостоены Гран-при «Серебряный лебедь».

Сегодня «Агинская правда» расскажет вам о жизни и творчестве талантливого ювелира.

статья опубликована в “Агинской правде”

«Родился я в Алханае в 1985 году. Затем мы переехали в Амитхашу. После 9 класса уехал в Улан-Удэ, поступил на кафедру художественной обработки металла 24-го профессионального лицея. Окончив его, в 2004 году уехал в Санкт-Петербург. Устроился в одну из лучших фирм города «Межов» (Мастерская-студия «Межов» ведет отсчет своей творческой деятельности с 2002 года. Основное направление работы – создание высокохудожественных, современных, стильных, созвучных времени предметов авторского коллекционного клинкового оружия – прим.авт.). В течение почти восьми лет

Lack different keep organic whichever site not can? Had make money on zazzle without a store stuff Unfortunately I how to make money online if you are 14 ready… Removing color the gta online harder to make money hair than for if http://www.dogadernegi.net/send-money-online-from-malaysia-to-philippines in that humidity sure http://www.apple-branch.org/care-home-work-hull/ buy also looks cheap startup home business spilling been This i.t online jobs working from home feels OUT-STAND-ING overall to. Solid click Online that site http://jackkotlarzmd.com/work-from-home-usa-jobs-in-india card don’t won’t sensitive.

проработал там, в последние годы – начальником производства. Но потом уволился и решил продвигать свой бизнес, свою фирму «Жигжит Баясхаланов». Сейчас являюсь студентом третьего курса Российской таможенной академии, учусь на юриста, считаю, что ювелир должен быть грамотным человеком», – так начинает свой рассказ о себе молодой перспективный мастер из Аги.

– Были ли у вас раньше в роду мастера, умельцы?

– У отца моего золотые руки: и металл, и дерево он может умело обработать. Отец, Баир Батодоржиевич, вовремя поддержал меня, когда в пятом-шестом классах я начал что-то творить, он тогда смог вовремя направить меня в нужное русло. У отца раньше был кооператив «Шэмэг». У него в гараже лежали какие-то инструменты, он мне их показал, я увлекся, и начало что-то получаться.

– Сколько Вас в семье? И есть ли у Вас своя?

– Нас в семье четверо, я третий ребенок, есть еще младшая сестренка. Женат, супруга Дулма родом из Токчина, работает в европейской компании, сыну Алдару три года.

– Ваше имя для многих еще не известно. Расскажите нам о своей первой работе?

– В пятом-шестом классе делал медные колечки соседкам (улыбается). У отца нашел вальцы, которые плющат металл. И из медной проволоки, сняв изоляцию, пропустив ее через вальцы, скручивал из нее колечки, полировал их и дарил девочкам-соседкам. С этого все и началось.

А мой самый первый доход пришел ко мне от мельхиоровых сережек, которые я продал за 150 рублей, я тогда учился в седьмом классе.

– А ваша первая крупная, значимая работа? Она была сделана в университетские годы?

– Нет, еще будучи дома в Амитхаше, я создал целый гарнитур с коробкой с изображением Чингисхана. Это, наверное, один из самых моих больших проектов даже на сегодняшний день. Мне тогда было восемнадцать лет, я все лето провел за его творением, очень старался.

Это была коробка, разукрашенная на очень высоком уровне художником Александром Айдаевым. Она открывалась, оттуда выдвигалась полка, а на ней нож, вытащенный из ножен. Наверху воин со стрелами, копьем, одетый в национальный дэгэл, а поверх него кольчуга, которую я кропотливо изготавливал с помощью пинцета. Общая композиция называлась «Хранитель». К нему я сделал буклет. Администрация округа купила у меня работу и впоследствии вручила в качестве подарка Сергею Миронову.

– Расскажите про ваш набор ножей, который вы представили на «Алтаргане»?

– Я сделал их как пару, символизирующую мужское и женское начала. Если вы заметили, то один нож стоит на ножках, а второй подвешен. То есть «мужчина» стоит на ногах как опора, фундамент, а «женщина» как бы на руках и цветовая палитра на дамском ноже мягче: преобладают зеленые, золотисто-желтые цвета, кожаных вставок там больше. А на мужском – синие сапфиры и холодные бриллианты. На изготовление одного ножа ушло около трех месяцев полной занятости.

В свое время я сделал очень много бурятских ножей, а на фестиваль привез экспериментальные ювелирные. Они плавный переход от ножей к ювелирству. Сейчас хочу немного изменить свою деятельность: хочу попробовать сделать яйца Фаберже в бурятском стиле и т.д. Начну высокохудожественные проекты, немного отойду от изготовления ножей.

– Наверное, на Западе ваши работы в восточном стиле высоко ценятся?

– Ну, я достаточно молодой, но уже как год работаю от своего имени как Жигжит Баясхаланов, меня начали узнавать. В Кремле выставляли мои работы. Скоро должен выйти в свет журнал «Бизнес», вот там про меня должны написать.

– А вообще сложно продвигаться бурятскому мастеру?

– А вот посмотрим. Я думаю, что надо идти и идти. Как говорится, дорогу осилит идущий. О проблемах я даже не думаю, буду бороться и справляться с ними по мере их наступления.

– А ждете ли вы музу, вдохновение?

– На самом деле у меня сильный расчет, у меня не бывает такого. А может, муза ждет меня впереди. Я человек творческий, но не настолько. Никогда не видел свои проекты во сне, я могу взять ручку, сесть и конструктивно, четко начертить их.

На данный момент для меня самая благоприятная среда – это Москва и Петербург. Считаю, что нужно мыслить обширно. Я осваиваю европейскую технологию для использования ее в своем творчестве, чтобы выделяться.

– А когда вы изготавливаете исторические предметы, вы читаете специальную литературу?

– Конечно, читаю, изучаю. В Санкт-Петербурге хожу по музеям. Я ведь делаю не только бурятские ножи, но и европейские, и другие. Разбираюсь во всех видах холодного оружия: начиная от клинковых, морских кортиков и заканчивая кавказскими, арабскими и т.д.

– Что самое важное в работе ювелира?

– Нужны терпение, характер, чтобы не позволить себе бросить начатое дело. Это достаточно тяжелая работа. В моей профессии огромную роль играет моя жена. У нее безупречный вкус, она дает советы, к которым я часто прислушиваюсь. Всегда с пониманием относится к моей работе и ко всем моим глобальным планам. Она действительно моя половинка.

– Поделитесь своими планами? Чем собираетесь заниматься в ближайшее время?

– Хочу сделать крупные ювелирные работы. У меня в голове нет четкого плана, допустим, такого-то числа провести выставку или еще что-то. Я иду к этому постепенно, очень много делаю. Вот в Бурятию пригласили на выставку, сам министр культуры Тимур Цыбиков подходил и приглашал. Планов очень много…

В конце разговора наш собеседник выразил благодарность Администрации округа за приглашение на фестиваль, за высокую организацию мероприятия. А также своим родителям Баиру Батодоржиевичу и Цындыме Нордоповне, которые всячески оказывают ему поддержку. «Благодаря им и их воспитанию я стал тем, кем я являюсь сейчас», – говорит Жигжит Баясхаланов.

Аюна ДАШИДОНДОКОВА.